24.01.2022

Интернет-газета Наш Донбасс

Новости Луганской Народной Республики и Донбасса

Улетевший на зов Вертера

Нет ничего страшнее для матери, чем потеря сына. Но это в мире людей. А в мире чертей жалости недостоин никто. Наоборот, жалость развращает чертей еще больше. Об этом история Елены Чернышовой — женщины, сделавшей свой выбор, и матери сына, сделавшего свой выбор.

Мы много раз говорили о том, что события в Донбассе для многих стали краеугольным камнем. 2014 год заставил делать судьбоносный шаг и выбирать — остаться человеком или… И вот это «или» стало меткой дьявола, клеймом нелюдя.

Рассказ Елены постный до унылости, в нем сглажены все углы, устранены все подробности. Слова как будто много раз прожёваны, выплюнуты, а потом опять прожёваны. Такова и ее страница в фейсбуке. Живого человека Елены Чернышовой нет. Есть бесплотный субъект виртуального мира с ретушью, обрезкой фотографий и наклейками на них, скрывающими все значимое и человеческое.


Но кое-что можно узнать. Елена и ее сын — из Горловки. В 2014 году сын, которого Елена называет Артём, проходил срочную службу в Донецке. После майдана и последующего провозглашения ДНР молодой человек встал перед тем выбором, о котором мы написали ранее. В июне 2014 года ему предоставили возможность остаться и защищать свою Родину на стороне ополченцев или уехать к матери в Горловку. Никакого насилия над парнем не было. Кровь, уже пролитая его земляками, не тронула, не вызвала желания защищать свою землю. Человек выбрал Ад и стал чёртом.

Нечеловеческое существо отправилось в Павлоград, а потом — АТО. В Донбассе каратель бесновался до лета 2016 года. Сколько жизней загубил этот чёрт за 2 года? Но заглянув в бездну, он в бездну и ушёл. Жить нормально он уже не смог, девушки к нему не прилипали. Для того, чтобы заснуть, стали нужны транквилизаторы. А в конце ноября он услышал призыв Вертера. Тот шептал ему, что в 21 год пора в петлю. Там он и оказался.


Но не только он — герой нашего рассказал. Вертер не простил и мать. Елена тоже сделала свой выбор, оставив Горловку и отправившись сначала в Ровно, а потом во Львов. Ад закрыл ей глаза, сердце заледенело. Она не видела изменений в сыне. Не замечала, не остерегалась, не помогла ему. Елена давала сыну снотворные. И не смогла понять, когда сын бросил себя в петлю. Холод, нечеловеческий и вечный — это теперь и ее удел.

Их не жалко. Артем уже там, куда захотел уйти сам. Елена, живя среди людей, ак человек не живет. Она не покаялась, не преклонила колени перед матерями детей, убитых такими карателями, как ее сын Артём.

Яковенко В.А. («Керчь»)

Поделиться ссылкой: