11.08.2022

Интернет-газета Наш Донбасс

Новости Луганской Народной Республики и Донбасса

Неоязычество — не язычество, а агрессивная ксенофобия, возведённая в абсолют

Тема неоязычества, которая была поднята на разных интернет-площадках, имела резонанс со стороны представителей этого идеологического направления. Неоязычники, проклиная христианство, оскорбляя людей, пошли в бой, вооружившись сказками «Колобок» и «Курочка Ряба», сатирическими выступлениями Задорнова, рассказами о русалках и домовых, а также покрытой ржавчиной, железной убеждённостью в тысячелетней истории существования защищаемых воззрений. Одним из аргументов было якобы отсутствие разницы между неозычеством и язычеством.

Язычество — это наше прошлое, глубокая история, вызывающая неизменный интерес. Речь не идёт о малых народах, которые сохранили аутентичный образ жизни. У них — живущих изолированно — традиции язычества не прерывались. Славяне относятся к народам, сделавшим цивилизационный скачок в рационализации сознания и оторвавшихся от верований древних, привнеся их в некоторые ритуалы более поздних религий.

К сожалению, многое про период язычества утеряно безвозвратно. Специфические особенности жизни, отсутствие письменности явились помехой в сохранении артефактов, позволяющих осмысленно оценить нюансы культов и традиций. Тем не менее, сохранились некоторые летописные свидетельства религиозных верований и форм языческого жречества Древней Руси: ««Бысть селище, рекомое Медвежий угол, в нем же населенцы — человецы поганыя веры — языцы, зли сущи… Идол, ему же кланястася сии, бысть Волос, сиречь скотий бог» [«Храмы Власьевскаго прихода города Ярославля», 1877]. Есть интересные результаты изучения жизни древних русичей на территории современной Украины, например, на Болоховских землях.

Но вернёмся к теме неоязычества — совершенно иной идеологии, формирование которой происходило в прошлом веке. С чем легко можно согласиться, так это с единой особенностью мировоззрения, с мифологическим сознанием как язычников, так и неоязычников. Условная «чёрная кошка» или лысый пенёк, вероятно, одинаково завораживал как людей древнего мира, пытавшихся управлять жизнью с помощью примитивной магии, так и современных неоязычников, убеждённых в силе воздействия амулетов, придуманных зачастую вне славянской традиции либо не так давно.

Есть еще одно объединяющее свойство — это ксенофобия. Но у язычников она носила практически природный характер и была естественной. Страх чужака, характерный для примитивного образа жизни, когда люди знали только традиции своего отдельного рода, которые могли весьма сильно отличаться даже в пределах одной территории, был защитным. Носитель отличительных признаков по определению мог быть врагом.

А что заставляет неоязычников проявлять гораздо более жёсткую ксенофобию, направленную не на отдельных людей, а на целые народы и религии? Как легко догадаться, в ее основе — желание представить себя выше, сильнее, могущественнее, умнее, ближе во всем вместе взятым богам и волшебным сущностям. Параллельно — завладеть природой, территорией и подчинить других людей. Абсолютно разрушительный мотив. Не добро, а зло, не возвышение, а подавление других.

Не в этом ли причина большой любви всех самых страшных и античеловечных идеологий к неоязычеству и обращение к этому направлению для укрепление собственной агрессивности?

Кто-то скажет: «Азов» и другие неоязычники — это разная история. Так, да не так. Слишком много экстремистов вышло из рядов неоязычников. Идеология общая, она превращает человека, уверовавшего в чудеса славянского леса, Перуна, Даждьбога и Сварога, в ксенофоба, который готов расправиться с любым чужаком.

Это не всё… Тему надо разбирать, чтобы неоязычники не дурили головы доверчивым людям, как это произошло на Украине и может произойти в России.

 

Ваша Дана.

Поделиться ссылкой: