25.05.2022

Интернет-газета Наш Донбасс

Новости Луганской Народной Республики и Донбасса

ПРО ТАРАСА

Автопортрет в возрасте 29 лет

С момента начала изучения творчества выдающегося украинского поэта Тараса Григорьевича Шевченко у меня постоянно висел один вопрос, на который так никто и не смог мне ответить по сей день. Ни в школе, ни позднее, ни даже сейчас вездесущий интернет молчит, почему же Тарас так и не выкупил из неволи своих родных? Не знаю, но для меня всегда было логичным, если ты вырвался из неволи сам, вытащи и родных. Может быть, не всех, но самых близких. Например, Катерину, которая заменила маленькому брату мать, после смерти последней в 1825 году.

Может быть, у юного художника не было достаточно средств для осуществления подобного? Тогда вопрос, а на какие шиши он кутил два года, после получения вольной? Ладно, на деньги товарищей. В таком случае, следующий факт: нам известно, что впервые Тарас Шевченко опубликовал «Кобзарь», свой первый сборник стихов на «малороссийском наречии», как говорили тогда, на средства мецената П. И. Мартоса, еще в 1840 году. Книга тогда стоила один рубль серебром. После ее выхода Шевченко сразу стал известен как поэт. На следующий год он уже за свой счет издал вторую книгу стихов — «Гайдамаки». Также нам известно, что в 1840 году дворовые крепостные стоили от 25 до 45 рублей за голову, «специалисты» (ремесленники, например), могли «дотягивать» и до 1000 рублей. Факт продажи самого Тараса за 2500 является исключением и сумма вызвана лишь ажиотажем вокруг его персоны видных деятелей того времени. Ладно, допустим, что становление поэта потребовало вложений от него самого, но 8 февраля 1843 года он продал права на «Кобзаря» и «Гайдамаков» издателю Ивану Лисенкову «в вечное и потомственное владение» с обязательством, что ни он сам, Шевченко, ни даже никто из его наследников «сего сочинения печатать не имеют права… ежели же оные сочинения без ведома его, Лисенкова, напечатаю, то обязан заплатить ему, Лисенкову, тысячу пятьсот рублей серебром неустойки…». Как говаривал Александр Пушкин, однажды в «Разговоре книгопродавца с поэтом»: «Не продается вдохновенье, // Но можно рукопись продать». Т.е. из полученных 1500 Шевченко мог выделить 500 и, думаю, этих денег с лихвой бы хватило на выплаты, тем более очевидно, что уже в это время Тарас не голодал и при зарплате в Археологической комиссии 150 рублей/год мог себе позволить купить плащ, о чём не преминул упомянуть в своём дневнике, что особое удовольствие ему доставила покупка резинового плаща-макинтоша. Такой плащ тогда стоил 100 рублей.

В общем, даже этих скудных данных достаточно, чтобы понять главное – выдатный украйинськый поэт и художник, как человек, так себе… Думаю, что Иосиф Бродский, в его «На независимость Украины», был прав:

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи! Только когда придет и вам помирать, бугаи, Будете вы хрипеть, царапая край матраса, Строчки из Александра, а не брехню Тараса.

и поэтому образ Тараса полностью олицетворяет сущность настоящего хуторского хатаскрайщика, заботящегося лишь о собственном желудке и утехах сомнительного качества. За это его и почитают некоторые, за это его и превозносят выше возможного на государственном уровне. За это. Потому что свой. Потому что нет вот этого вот всего из разряда «Родина, общность, единство» — грабь, бухай, отдыхай и… Слава Украине!

С уважением, С уважением, колумнист интернет-газет «История Украины» и «Наш Донбасс», Зиновий-Васильевич Сутуловский, декабрь, 2021

Поделиться ссылкой: