25.05.2022

Интернет-газета Наш Донбасс

Новости Луганской Народной Республики и Донбасса

СТЕНА. Фантастический рассказ

Через проплешину в деревьях они могли видеть всё, как на ладони: железобетонная двенадцатиметровая стена подпирала небо, венчающей её же, стальной балкой, по которой, между колоннами, двигался вправо-влево КПВТ, калибра 14,5 мм. На каждой колонне, по такому же стальном брусу, но уже вверх-вниз, двигался НСВТ, калибра 12,7 мм. Перед стеной, на бетонных столбах в 5 метрах от земли, вращали стволами ГШ-6 с 23 мм. снарядом в чреве. 176-тиградусный обзор, как по вертикали, так и горизонтали, позволял контролировать достаточное пространство перемалывая источник движения в пыль. Особенно с помощью двух пулемётов на стене. Но без учёта работы вспомогательных 7,62 мм. ПКМ, спрятанных в бойницах от осадков, но имеющих выдвижные турели, позволяющие вести огонь в плоскости всё тех же 176 градусов вертикального или горизонтального боя. Передвижные гусеничные комплексы автономного типа, оборудованные стрелковым оружием и огнемётными установками, завершали систему патрулирования стены.

Понятно, что 120 мм. зенитные орудия на ключевых точках стены, ракетные установки за стеной и 50-тиметровая выжженная и заминированная зона перед стеной лишь то немногое о чём они могли знать. Да и знали они об этом лишь потому, что полученное в СССР образование, как школьное, так и армейское, заставляло выстраивать логические цепи на узнаваемых предметах вооружения, понимая последствия их применения. А там, где непонятно было…

А там, где было непонятно, Siły Zbrojne Rzeczypospolitej Polskiej устраивали провокации, собирая молодых гуцулов в гурты, накачивая их синтезированными наркотиками и с винтовками Mauser 98k отправляли в последний бой на штурм «Стены». Крупнокалиберные пулемёты и ГШ-6 уничтожали две трети наступающих уже на подступах – территория прекрасно контролировалась дронами, а также с шаров наблюдения, оборудованных системами «умного» предупреждения. Кто доходил до контрольной полосы уничтожались либо сразу огнемётами, либо ПКМ с последующим сжиганием трупов. За семь лет существования «Стены» ни один человек не смог прикоснуться к ней. Ни один человек… Чего не скажешь о животных! Этим русским, каким-то неведомым образом, удалось настроить систему так, что 80% животного и пернатого мира спокойно передвигались даже по минным заграждениям. Система следила за движением и отключала мину на месте постановки ноги условного оленя или волка. Даже, если тот бежит. Иногда происходил сбой, и гордый орёл превращался в пыль, так и не успев упасть камнем на определённую им же жертву или медведь становился добычей мелких животных сражённый большим калибром. Система охраняла Стену в любое время дня и ночи, даже, если юный безусый Наблюдатель уснул, уронив голову на пульт.

Вуйко Андрушко знал о Стене всё со времён начала строительства, когда, измазавшись в медвежьем навозе он 6 дней лежал в яме, наблюдая ход строительства. Ни собаки, ни дроны, ни патрули не смогли его засечь. А Андрушко засёк всё. И толщину стены в несколько метров, и применённые материалы и зачем всё это русским понадобилось… Никому Андрушко не сообщил о своих знаниях. Ни жене, ни матери, ни другу. Просто, однажды, он продал своё охотничье ружьё, оставшееся ещё от прадеда, заезжему австрийскому антиквару. Денег хватило ровно на то, чтобы отремонтировать кровлю, купить плуг и… Щенка волкособа. Ещё год дрессировки – ежедневной, изнурительной тренировки и к работе…
Сегодня наблюдая за Стеной, он делился знаниями с сыном Йванком:

— Смотри, сынку, за стеной сосна с сухой верхушкой.
— Вижу.
— На сосне зеркало. Как только оно мигнёт – жди подарок.
— А когда пасмурно?
— Значит подарка не будет…

В этот момент на верхушке сосны родился солнечный зайчик, стал во весь рост и прыгнул вниз, расправив крылья.
«Пора» — сказал Андрушко и собака подняла уши. Андрушко взял в руку сухую ветку и ждал, чего-то, устремив взгляд в даль, за Стену. Боевой дрон поднялся из-за Стены, завис на месте, будто в раздумии, и полетел по широкой амплитуде задевая кромку леса. Когда дрон скрылся за сожжённым стволом бука Андрушко сломал ветку и в тот же момент собака бесшумно скрылась в чаще. Через пять минут пёс вернулся с пакетом в зубах.

— Тато, что это?
— Это, сынок, лекарства. Антибиотики, которых нету в наших аптеках. Антибиотики, это такие сильные лекарства, которые помогают вылечить человека от воспаления грудины, как у вуйка Степана, от раны, как у тётки Агнешки, когда та топором бебе ногу пробила…
— А почему их нам не продают?
— Потому что мы им не нужны.
— Кому им?
— Европейцам. Полякам, венграм, словакам и остальным.
— Но мы же граждане Польши!
— Это тебе ксёндз сказал? Покажи паспорт, где написано, что ты гражданин страны! Хоть какой страны!?
— Тату, мы уже говорили об этом. У меня нет такого паспорта.
— У тебя нету никаких документов. Номер на руке твой документ! Как у твоего деда, после концлагеря. Только теперь концлагерь – всё Прикарпатье. Им нужен лес, уголь, хлеб. Мы им не нужны.
— А русским нужны?
— И русским мы не нужны. После того, что мы сделали, мы им тоже не нужны.
— Но они нам передают лекарства. Антибиотики! Ты ведь сам говорил, что они перекидывают их нам бесплатно, не требуя ничего взамен! Значит мы нужны русским!!!
— Нет, они нам передают лекарства, потому что они русские. Они иначе не умеют. Знаешь, как узнать русского солдата со спины? Он кормит кашей ребёнка своего врага, усадив его на собственные колени. Никогда не нужно злить русских, сынку, даже когда они слабы. Запомни это и учись ценить то добро, которому русские учат тебя сейчас.

Давно, когда в девять лет ты упал в реку, простудился и лежал горячий, как печь, доктор Войцех сказал, что спасёт тебя только Богородица. Или антибиотики. Тогда я написал на простыне углём, что мне нужны такие-то лекарства. Мой сын умирает. Я написал на русском языке и вышел к Стене. Стоял я там недолго. Тени не успели удлиниться, как ко мне подлетел дрон и сбросил пакет. В пакете были лекарства. Русские спасли тебе жизнь.
В следующий раз я поступил так же, когда заболела твоя бабушка. Но никто не прилетел. Я ходил снова и снова. Каждый день. И вот дрон прилетел снова имея записку с предложением о передаче лекарств раз в месяц. Я купил пса, похожего на волка, выдрессировал его и вот уже семь лет люди в селе и окрестностях могут жить. Благодаря этому, сынку, живы и мы. Но ничто не вечно. Если завтра польскей жолнер пообещает лекарства взамен на мою голову – будь уверен, места и тебе не будет даже по ту сторону Карпат. Те, кому ты помог выдадут тебя. Но это будет завтра. А сейчас, пойдём домой. Нужно вернуться до проверки… Поклонись, будь уверен, они нас видят. И я очень надеюсь, что когда-нибудь мы сможем исправить всё, чтобы они, русские, снова увидели в нас людей…

С уважением, колумнист интернет-газет «История Украины» и «Наш Донбасс» Pan Василий Sutulowsy

Поделиться ссылкой: